Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

**

Солнце всё ниже

Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru Галерея Альбомов Foto.ru

В той части света хорошо. Очень. Даже жара, а днём, думаю, на солнцепёке в пустыне случалось и под +45, не меньше, для меня не казалась жаркой. Подумаешь – пекло. Вот, скажем, пекло в человеческих отношениях – вещь вредная и разрушающая, а солнечное – оно же явление природное.

По мне на этот кусок земли лучше ехать, чтобы подумать. Маленькие улицы старого Иерусалима для этого более чем пригодны. Только надо идти без спешки. Чувствуя каждый камень под ногами. А когда на машине - можно притормозить, припарковаться, например, на обочине автотрассы №1, или лучше всего какого-нибудь шоссе 437, ну, где-нибудь в безлюдном месте. Включить аварийку (чтоб, конечно, проносящиеся мимо автомобили тебя случайно не намотали на свои скоростные колёса), заглушить двигатель, выйти из машины и, забыв про время, про минутные, про секундные стрелки смотреть вдаль. Что там у нас. Оранжевый ближневосточный закат. Солнце всё ниже и ниже. Скрывается за горами. Уже скрылось.

В Стене Плача (Западная Стена) – ни одного свободного места – все стыки камней в записках. Просьбы, благодарности, молитвы за близких и за любимых. Меняется бумага, чернила, языки текстов и их содержание. Только стена неизменна. Разве что трещины в её камнях становятся более вместительные.

В Храме Гроба Господня полумрак и прохлада. Громко разговаривающие прихожане-туристы, приехавшие со всех концов света. «Посмотрите. Вот здесь Он воскрес». Их гиды-предводители с табличками в руках – у каждого своя группа паломников, советуют им – в какую очередь встать, где взять церковные свечи, куда положить пожертвования, где прикоснуться, дабы было счастье.

Священник-грек, теряясь в священном дыму, после очередного сигнала, похожего на удары в барабаны, спешно обходит храм с кадилом. Своей очереди ждёт священник-армянин. У них здесь всё по минутам. Храм расчерчен, поделён на участки – шаг вправо – одна епархия, шаг влево – другая. Сухонькая старушка из Британии, шумная дородная испанка средних лет, их мужья, их отпрыски. Святыня одна, святыня другая. Нескончаемый конвейер прикосновений. Все хотят быть счастливыми. Очень.
 
**

Крёстное отцовство

Никакой помпезности, аршинной церковной утвари в позолоте и большого количества прихожан. Это случилось сегодняшним тёплым солнечным днём 21-го мая 2006 года в небольшом, почти домашнем для Москвы православном Храме Георгия Победоносца.

С утра вокруг Михаила Второго предтаинственные хлопоты: нарядно одевают (синенькая шерстяная кофта), пытаются что-то причесывать (эй, вы чего, волосы ещё не отросли, причёсывать нечего), долго везут (аж вновь поспасть успел), куда-то несут (огого, какой город большой), осторожно передают из рук в руки (потому что пока хрупкий) и машут перед лицом каким-то игрушечным трактором с клаксоном (как будто не знают, он ещё с погремушками не покончил). Ещё мама Инна, тётя Яна и бабушка Диана берут то за ручку, то за ножку, целуют, заглядывают в глаза и приговаривают: "ой ты мой хороший". Поцелуями эти женщины, естественно, не ограничиваются. Каждая норовит пощупать спецпакетик. У них, кажется, это называется "проверить малыша на предмет сухости памперса". От проверок и поцелуев Мишке было весело.

В Храме пахло свечами и ладаном. В помещении для таинств крещения, что на втором этаже, была ещё более камерная обстановка, чем этажом ниже. Перед алтарём стояла купель. Как поднялись, я огляделся: мол, всё ли на месте? Помню подумал: а где же вода? Готовящийся принять обряд крещения Мишка, которого мне всё ещё не доверили взять на руки, тоже тщательно осматривался. Не знаю, о чём он думал, но новую для него обстановку мой крестник изучал со всей младенческой любознательностью. Служка принёс ведро воды, наполнил купель, проверил температуру. Читали по его лицу: вода что надо. С появлением батюшки начали.

Казалось, всё шло без сучка и задоринки. Горели свечи, батюшка распевно читал молитвы, мы крестились, а Мишка продолжал изучать обстановку. Потом он заорал. Неожиданно так, на полную мощность. "Врубил сирену", - как говорит его замечательная мама. Это был крик протеста. Мишка глядел на соседского младенца Ваню и орал. Не знаю, какое будущее он в нём разглядел, но женская часть присутствующих остановить такой пронзительный вопль (попей водички, Боже, а где водичка, возьми сосочку, Боже, где сумочка с соской) не могла долгих минут пять.

Успокаивался он уже на моих руках. Но как успокоился и продолжил спокойное созерцание, с ужасом в голосе заорал уже соседский младенец. Видимо, с небольшой задержкой до него дошли Мишкины мыслеформы. Так сказать, обменялись мыслями посредством ора. Крик соседа пробудил третьего младенца. Они вступили в такой разговор, что у их мам, бабушек и тёть сползли накинутые на головы платочки. Спокойствие сохраняла лишь мужская часть присутствующих взрослых. Батюшка в происходящее не вмешивался. Смиренно читал молитвы и по-доброму поглядывал в сторону младенцев. Мол, ещё вода впереди. Он, видимо, знал, что купель примирит всех.

Конечно, Мишка всё понял. Он уже взрослый парень: за плечами 136 дней настоящей российской земной жизни.

Дорогой мой крестник Михаил. Ты молодец.