Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

*******

Ну совершенно простой пример :)

Если разобраться, многое из того, что мы считаем важным, таковым вовсе не является. Только как определить – что важно? Должно же быть что-то помимо хорошо проверенного метода проб и ошибок. Эмоциональные ощущения, например.

Мой крестник Михаил Оркин-младший (по случаю его рождения и появилась шесть лет назад в этом журнале первая запись) подрос настолько, что уже представляет из себя умного, озорного и очень общительного маленького человека.

Так вот, с октября прошлого года мы с Мишкой время от времени занимаемся замечательным общим делом. На педагогическом языке дело это называется «развитие речи». Увы, но в его исполнении пока есть пара звуков, над правильным произношением которых ещё надо трудиться.

Тут и сгодились мои, казалось бы, «далеко запрятанные знания», с жадностью получаемые в начале 90-х в педагогическом институте. Был у нашей группы во время учёбы гигантский спецкурс по детской логопедии. Те лекции, между прочим, и мне помогли – кто бы сейчас сказал, что до 19 лет вместо «л» я произносил нечто ужасное.

Конечно я и представить не мог, что спустя двадцать лет у этой моей сугубо личной истории использования различных витиеватых логопедических методик и упражнений случится такое неожиданное продолжение.

И знаете что? Когда пару занятий назад Мишуткин стал понемногу, шаг за шагом, правильно выговаривать особо трудные для него буквы, я почувствовал себя безумно счастливым человеком! :)
 
*******

«Понять и улучшить» себя

Давненько, просматривая фильмы любимых режиссёров, я так часто не поглядывал на таймер DVD проигрывателя и путём сложного сложения и вычитания пытался выяснить – сколько же это ещё будет длиться. «Мечта Кассандры» Вуди Аллена («Cassandra's Dream», 2007) оказалась любопытной, местами огоньковой, но скучной работой. И просчитываемой. Господин Аллен со своим киноповествованием очень долго запрягал и ещё дольше ехал. Не «Сенсация» и даже не «Матч поинт». Впрочем, он всё равно молодец. Работает. Не останавливается.

Не останавливается и Такеши Китано. Уж вот в нём, извините, я напрочь разочаровался. Сначала, конечно, очаровался. Он приходил во ВГИК на свой мастер-класс – я увидел его живьём, послушал, очаровался. Правда, культовый фильм мастера под названием «Куклы» («Dolls», 2002), даже если мне устроят физические пытки – я досматривать в ближайшем будущем не буду. Киноэпизод с бабочкой, казалось, пережил без особых травм, но на кадрах с летающим на фоне луны шариком я сломался и удалил себя из зрительного зала.

Вчера с осторожным азартом начал оценивать цифровое творчество психолога и преподавателя факультета журналистики МГУ Владимира Шахиджаняна. Он придумал «Соло на клавиатуре» - обучающую программу быстрой печати на клавиатуре компьютера. Удивительно способная к быстрому общению с этой штукой дорогущая барышня К. настояла, чтобы свои первые шаги в самообучении я начинал именно с его уроков – мол, на 100(!) уровне сложности (2-3 месяца занятий) мои пальцы сами всё будут делать. Хотя, чего лукавить. Дело, конечно же, не только в столь необходимой мне быстроте и точности. В инструкции к своим цифровым занятиям преподаватель Шахиджанян рассказывает, что его программа «ещё и своеобразный психотренинг, который помогает понять себя и улучшить свой характер». Кому же не хочется понять себя. А улучшить свой характер? И всё это в приложении к мастерским пальцам.

После переезда в новое московское жилище быт постепенно налаживается. На днях кидали монетку – кому мыть посуду. Мне чрезвычайно повезло. Подозреваю, подбрасывание монеток – отличный способ решать не только посудные незадачи. :)
 
*******

«Старая фотография»



Майя тогда болела и я, конечно же, пришёл её навестить. Мы сидим в её комнате в предвкушении пельменей. Да-да – сейчас их принесут, ну, может, ещё пара минут, только вот дядя Володя (её папа) раз-другой повспыхивает фотовспышкой и мы начнём. Как ни странно, я отлично помню тот обед, измученную болезнью Майю, ворсистый коричневый узорчатый ковёр на стене у её кровати, смешные паровозики на жилетке, гребёнку в её волосах.

Мы потерялись. Когда это случилось - нам было по восемь лет. В СССР, где в 80-е – домашний-то телефон был не в каждой второй и даже не в каждой пятой квартире, действительно, было несложно потеряться. Да так, что ни один «адресный стол» (если кто помнит – были такие будочки с надписями «справка» рядом с ж/д вокзалами в больших городах) по имени и фамилии не отыщет. В то год на нас свалились переезды. И не то чтобы – другой район, новые школы, нет – другие города в иных краях и национальных республиках. Истории этой 28 лет. Как и фотоизображению: чёрно-белому, местами выбеленному временем и напоминающему зернистостью о большей, чем надо фотосветовой чувствительности плёнки фирмы «Тасма».

В её детской мы устраивали спектакли. Весёлые кукольные спектакли на потеху родителям. Радостное время детства – как же я хорошо это помню. Ещё мы вечно что-то разукрашивали, рисовали и читали, стоя на табуретке, выученные наизусть стихотворения. Наши мамы дружили, и нам ничего не оставалось, как тоже дружить. Такое часто случается с детьми начального школьного возраста. Дружить искренне и взахлёб. Ничего взамен не ожидая.

Она нашлась. Да-да. Нашлась спустя почти три десятилетия. Новые технологии. Социальная сеть. Поисковая машина на Одноклассниках.ру. Совпали фамилия и город. Она не была там зарегистрирована, я отыскал Майю через её младшую сестру, которая меня-то никогда не знала, ну разве что на семейных фотографиях видела мальчика в паровозиках.

Когда мы наконец-таки встретились (она из Ижевска приехала на пару недель в Москву к родителям) произошло то, чего я больше всего опасался. Чем больше совместных прогулочных шагов мы делали, чем больше говорили, тем больше я понимал – насколько далеко нас раскидали минувшие 28 лет.

В итоге, найдя друг друга – мы потерялись ещё больше. И теперь уже без надежд, чаяний и иллюзий. А какая была история (во всяком случае, в моём воображении), когда время от времени листая семейный фотоальбом, я брал в руки чёрно-белую карточку, вглядывался в эти светлые детские лица и возвышенно думал о той девочке и том мальчике. А что они? Они просто замерли на секунду в ожидании домашних пельменей. :)
 
*******

Студенческое

Я бы не сказал, что хорошие новости обрушиваются на голову как из рога изобилия, мол, только успевай уворачиваться. Но если мифологическими образами, то это - скорее возвращение "со щитом", чем "на щите". Завершение сессии - это хорошая новость. Успел, что важно. Но так, конечно, нельзя. Опять в последний вагон, снова запрыгивание на полном ходу.

Мастера на лекции: "Ах, он всё ещё пишет. Ну-ну, посмотрим, что же он там напишет". А ты сидишь и помалкиваешь. Помалкиваешь и думаешь: знали бы вы, что у меня ничего не пишется. Вроде история придумана, носишь её в голове, а на бумагу не выкладывается. А из того, что выкладывается, после прочтения стирается. И всё это снова и снова. Такая вот бесконечная бесконечность. Ведь хочется, чтобы легко, чтобы пальцы рук уставали от ударов по клавиатуре, чтобы щемило от предвкушения, бросало в жар, окатывало стужей и был спасительный кураж.

И новый день, и снова лекции, вновь мастера, дипломатично так, с юмором, публично и на всю аудиторию: "Ну и как там твоя история продвигается?"

Жизнь, состоящая из историй. И по большему счёту из грустных. Что-то вроде: вы ещё живы? Тогда мы идём к вам. Люди всегда боятся ударов. Прямых и открытых даже меньше. Больше других. Которых никто не ждёт. А казалось, могли бы привыкнуть.

День на четвёртый своего сочинительства добрался я до последнего эпизода, поставил точку, назвал учебный кинороман "Графиня Парижская" и решил: будь что будет. Всё должно было получиться по мотивам рассказа Валерия Брюсова "В зеркале". Как дописал, так понял - у гениального Брюсова претензий ко мне быть не должно. Мы с ним разошлись по максимуму. У него про сошедшую с ума женщину, разбивающую зеркала борчиху со своим внутренним "я". У меня же придумалась совсем другая история. И как бы я от всего этого не увёртывался, история с моими героями приключилась про любовь. Такую вот, мягко скажем, слегка оглушительную. Но больше всего радовало другое. Я ни на шаг не отклонился от основного требования мастеров: "разойтись с Брюсовым по максимуму". Разошёлся. Не на шутку.

И вот в финале сессии, на защите, значит, моего учебного киносценария - на любимых мастеров-педагогов без слёзоулыбки смотреть было невозможно. Нет. Я молчал. Но они? Мои мастера, разве что партами не бросались.

В экзаменационном открытом бою выяснилось, что З.А. представленная учебная работа понравилась, с искренним жаром её пересказывала, по ходу обсуждения даже что-то своё додумывала (я аж диву давался, как она в написанном разобралась), а вот Ю.И. всё было не по сценарному нутру. То, что углядел один мастер, второй, надо сказать, напрочь отказывался замечать. Смотрел я на всё это со стороны, сидя за партой, мысленно принимая то одну, то другую сторону и рисовал в тетрадке какие-то геометрические фигурки, типа нервничал. Одно дело с нами словами и фразами перекидываться, а тут они друг с другом. Тем более, такой пылкой дискуссии между ними за три года учёбы ни я, ни мои однокурсники ещё не видели. Эх, это было интересно. Спорили-то драматурги.

З.А. победила. Слагая оружие Ю.И. произнёс: "Ну, Зоя, знаешь, последние два фильма Тарковского мне, например, тоже не понравились".

А что я? Я теперь живу с чувством вины. :)
 
*******

Не до смеха

Позавчера уважаемые педагоги нас вновь масштабно озадачили. Пользуясь своим положением, они потребовали придумать к экзамену несколько историй. Причём, одна из них должна быть комедийной. Более того, мастера установили довольно жёсткие сюжетные рамки: сначала мужчина уходит от женщины и она его останавливает, а затем женщина покидает мужчину и он её останавливает.

"Придумывайте, что же между ними такого произошло, чтобы история их отношений развернулась", - сообщили нам учителя и начали ждать.

Признаюсь, поначалу то, что у меня родилось, самому было страшно перечитывать. Как написал треть этюда, подумалось: этюд идёт совсем не туда. Куда? В категорию "до 18-ти запрещено" бодро шагал этот рассказ. Чтобы не волновать преподавателей, исправлял сюжетные линии всю прошедшую ночь. Но сегодня днём, глядя на реакцию однокурсников, с ужасом понял: до конца "зачистить" всё же не удалось.

Очаровательная К. читала сдержанно, почти не улыбалась. Ну, думал, не то. Не комедия. Провал. Значит, девушкам такое не нравится. У однокурсника А. лёгкая улыбка появилась сразу, как только он дошёл до улыбчивых мест. Но смеха не было. Да... думал я, он же из Питера, а там, видимо, все стараются сдерживать себя. Поразил своим искренним смехом соратник по мастерской В.

Уж, не знаю, что там творится с дорогими педагогами, но этот этюд по электронной почте я им на рассвете отправил. Теперь я ушёл на дно. Ну, откровенно говоря, опасаюсь перезванивать мастерам, чтобы не попасть под горячую руку. Этюд называется "Банька". Его я поместил здесь. Короче, с премьерой меня. Комедийные сюжеты до вчерашнего вечера мне ещё не приходилось придумывать.
*******

Сверяя часы

В детстве оно тянется и тянется. Помню, сил никаких не оставалось, чтобы дождаться конца этих 45 минутных школьных уроков. Спасали, естественно, ленинские субботники, сбор макулатуры и металлолома. Потом оно с жадностью набирало обороты. Ну, недели мелькать начинали. Это было хорошо: пятницы, с их шумными дискотеками (и не только), плавно перетекающими в субботы (с небольшим, как полагалось, захватом воскресений), как казалось, случались ну очень часто.

Сейчас оно пожирательно несётся. Мелькают кварталы и полугодия. Только успевай в календаре дни двигать и бумажные месяцы отрывать. При этом в сутках 24 часа как было, так и осталось, с минутами ничего плохого не стряслось, да и солнце по-прежнему светит правильно. Не угасает. Спрашивается, дорогой Создатель, за что Вы нас так? :)
  • Current Music
    Alphaville, Forever Young
*******

Полный [censored]

Интересная забава. Сам себя спрашиваешь, сам себе отвечаешь. Сегодняшнее общение с самим собой было исключительно в одни ворота. Внутренний диалог (это термин, он в учебниках по кинодраматургии, между прочим, присутствует) начался не нежданно негаданно. Что-то к такому обмену репликами где-то в подсознательной бездне всё же готовилось. Ну, там, видимо, повод подыскивался. Чтоб сразу наповал.

Как только я покинул институт с ещё одной отметкой в зачётке, так это и случилось. Скажу сразу - всё плохо. Отметка хорошая, но всё плохо. Я ничего не знаю. Нет, конечно, я что-то знаю, но знаю мало. Боже, как же мало я знаю.

Но это ещё не всё. Внутреннее общение лишь нарастало. И у этой дискуссии рубрика была одна. Ну, какого (один из моих ближайших друзей поместил бы здесь слово [censored]) учиться-то полез?

Московская квартира похожа на читальный зал. Книгами завалено всё. Листочки с обрывками мыслей и методические брошюры. Под ногами постоянно путаются черновики контрольных работ. Какие-то скрепки. Какие-то колпачки от ручек. Еду почти забросил. Курить начал. Не до сна. В голове уже давно своей ночной жизнью живут абзацы профессорских лекций. Когда очередной экзамен? Что прочитано? Да? Так мало? Срочно читать. Что?! 380 страниц?! А есть о том же, но покороче?

Чтобы не проспать лекции, я теперь в доме завожу все будильники. Утром они на мне, конечно, оттягиваются. Одним словом, полный (один из моих ближайших друзей поместил бы здесь слово [censored]). Ну, в общем, я ему обещал больше не употреблять это слово. :)