Дмитрий Новиков (dales_man) wrote,
Дмитрий Новиков
dales_man

Банька*

Вечер жаркого лета. Одинокая покосившаяся банька у озера на окраине деревни. Из всех её щелей валит густой дым. Банька без дымохода. Самые большие клубы дыма валят из открытой нараспашку двери. Вокруг праздничная идиллия. В одной стороне (где-то в кустах) слышен девичий смех, в другой - голосистые деревенские песнопения. Вдалеке пылает костёр. Вокруг него, слегка пошатываясь от выпитого, молодые водят хоровод.

У баньки, рядом с поленницей расположилась дородных форм девица лет 20-ти. У неё длинная, почти по пояс, плетёная коса и ромашковый венок на голове. Её фигуру натужно облегает легкое светлое газовое платье в большой чёрный горошек. Это - МАША.

Во рту Маша держит ромашку. Девушка какими-то понятными только ей движениями рта понемногу всасывает цветок в себя. Стебелёк постепенно укорачивается. Всё её внимание сконцентрировано на дверном проёме баньки. Девушка словно любуется появляющимися из чрева избушки клубами дыма. Немного корчась от горьковатого вкуса стебелька, Маша, не отрывая взгляд от дверного проёма, зычным голосом, нежно выплёвывая ромашку произносит:

-Да ты, Ванюша, там будешь как эта баня без трубы. Как же я теперь-то бу-у-уду? Холостых мужиков-то в нашей деревне уже не осталось.

В стойле мычит недоенная корова. Маша с широко расставленными ногами восседает на небольшом полене, полено постоянно подкашивается, она периодически падает на землю, но каждый раз подставляет именно это полено под свой немалых размеров зад. Поднимаясь с земли и вновь подтыривая тоненькое полено, Маша продолжает голосить в дверную дымную пустоту.

-По-ш-то променял на эту пи-х-алицу за-х-раничную? Не по-староверски это, Ванюша. У нас же с тобой любовь. Ты ж сам давеча гов-о-о-рил, что телеса мои по нраву. Прильнёшь к ним, бывало, как кутёнок, я ведь всего тебя спрятать там могу, - жалобно говорит Маша.

-Не вой, Машуха, раздевайся, постигаемся берёзовым веником напоследок, - раздаётся мужской бас из дверного проёма.

Слышится звон падающих жестяных вёдер.

-Помнишь, мы же в этой баньке с тобой чего только не делали, когда с уроков сбегали, первый поцелуй здесь помнишь? - басил невидимый человек, находившийся в бане.

Лёгкая судорога желания пробегает по всему Машиному девичью телу. Полено подкашивается и она вновь роняет себя на землю. Из клубов дыма появляется светловолосый интеллигентного вида молодой человек лет 25-ти. Из одежды на нём цветастые семейные трусы. Это - ВАНЯ. Он весь в саже, кашляет, глаза у него такие слезливые-слезливые. Ваня направляется к дровням. Маша вскакивает и кидается к нему. Девушка начинает душить Ваню в объятиях и поцелуях.

-Ванечка, любимый, а хочешь, прямо здес-я-я ребёночка заделаем. Хочешь м-а-альчика, хочешь девочку, а вдруг двойня получиться, ой, листик мой берёзовый, горбунок мой белогривый, что же ты с этим чёртовым х-е-нтернетом-то повязался. Маня ж говорила мне - совратительницы там одни живут, русского мужика всяк хочет. Породистого и чтоб всё при нём. А у тебя всё-ё-ё-ё, Ванечка есть.

Маша ведёт рукой вниз по Ваниному животу. Ваня резко перехватывает её руку. Маша переходит на шёпот.

-А двойня очень может быть, Ва-а-аня, вона у бабули-то моей белокурая двойня родилась в самую войну, бабка рассказывала, загляденье девочки получились, правда, директор колхоза не признал за своих, он так и сказал: "девки не мои".

Баня. Иван хлещет веником Машу. Девушка неподвижно лежит на скамье, приподнимая и направляя то левое, то правое плечо поближе к ударам.

-Ты же немецкого не знаешь, - выдавливает из себя Маша.
-Выучу, - одновременно с очередным ударом, говорит Иван.
-А как её зовут? - постанывая от ударов, спрашивает Маша.
-Катрина, - коротко отвечает Иван.
-У неё такая же грудь? - спрашивает Маша, немного приподнимаясь с лавки, чтобы формы показались ему ещё больше.
-По фотографии сразу не разберёшь, но волосы у неё красивые, беленькая она, - произносит Иван, выливая на Машу ушат холодной воды.

Маша взвизгивает от резкой перемены температуры. Дверь баньки распахивается и на пороге появляется друг и одноклассник Ивана. Это - САША. Он взволнован, едва сдерживает себя. В руках у Саши обрывок газетной статьи.

-Ваня, это банда! - кричит Саша.
-Где банда? - хором спрашивают Ваня и Маша.
-В Германии! - кричит Саша. Вот, Прасковья с почты дала почитать, - тряся листком, громко говорит Саша и бегло начинает зачитывать: "Как сообщили правоохранительные органы... зазывают через Интернет... прикрываясь знакомством... люди исчезают".

-Ваня, - вскрикивает Маша. Тебя там убьют! - кидаясь к Ивану с объятиями, кричит Маша. Не уезжай! АААААА, - не умолкает она.

Иван заботливо укладывает Машу на банном лежаке. Окунает веник в бочонок с водой.

-Помоги, - коротко говорит Иван, обращаясь к Саше.

Саша тут же скидывает с себя рубаху. Лежащую Машу вениками они уже стегают на пару. Девушка плачет, но плечики приподнимать не забывает.

-Вань, тебя пустят на органы, - ударяя Машу, по-деловому сообщает Саша.
-На органы?! - всхлипывает Маша, словно осмысливая ужас сказанного.
-Печень, почки, всё вытаскивают, - продолжая сечь Машу веником, рассказывал Саша.
-Всё вытаскивают! - застонала Маша.
-Разберут по кускам, - продолжал Саша.
-По кускам... - повторила Маша и разрыдалась.

Дверь баньки распахивается. В парилку вваливается девушка с ромашковым венком на голове. Это - ЛЕНА. Она подруга Маши.

-Маааааша! Он едет не к бабе, а мужику! - кричит Лена.
-Как к мужику?! - приподнимается с лежака Маша.
-Не исключено, что это мужик, - с интонациями учителя, подхватывает Саша.
-Как мужик?!!!!! - присаживаясь мимо скамьи, опрокидывая таз с водой, падая на пол, вопрошает Иван.
-Тут мне Прасковья почитать дала, - косо поглядывая на Сашу, торжественно сообщает Лена и бегло начинает зачитывать обрывок статьи: "зафиксированы случаи... обманным путём... прикрываясь женскими фотографиями... ищут партнёров... принуждают к съёмкам фильмов сомнительного содержания".

-За это они ещё платят деньги, - с интонациями учителя, добавляет Саша.
-А ты откуда знаешь? - говорит Лена, стягивая с себя одежду. Хватает ведро и выливает холодную воду на Сашу.
-Мне Прасковья всё про вас с Иваном рассказала, - шипя, продолжает Лена.
-Как всё? - отступает вглубь парилки Иван.
-А ничего не было, - тихо говорит Саша, тоже отступая вглубь парилки.
-Значит, решили уехать?! - берёт в руки берёзовый веник Лена.
-Не подходи, - полушёпотом произносит Саша, смахивая с лица прилипшие берёзовые листья.
-Кто из вас Прасковье ребёночка заделал? - подходя всё ближе к мужикам, произносит Лена.
-Ребёночка?! - приподнимается с лежака Маша, лицо её перекашивается напрочь.
-Как ребёночка? - на вдохе изрекает Саша.

Шум, падающие тазы и вёдра, размахивающие вениками девушки, прижатые к стенке мужики, едва успевающие прикрывать руками обнажённые части своих тел, защищаясь от ударов сошедших с ума женщин.

-Ты её? - кричит Маша, кидая скамейку в сторону Ивана.
-А может, вы оба? - вопрошает Лена, опасно размахивая кочергой.
-Ктоооо из вас? - вопит Маша, хватая другую скамейку.
-Прасковья не помнит! - кричит Лена, обращаясь к Маше.
-А ведь у нас была лю-ю-юбовь! - воем произносит Маша.
-Он мне тоже про любовь рассказывал, - ударяя кочергой по лежаку, визжит Лена.

-Подонки! - осознавая происходящее, рыдая, говорит Маша, садясь на лавку.
-В Германию поехать вздумали! Убежать от родного дитя! - подхватывает Лена, и тоже плюхается на скамейку рядом с Машей.

-Это не я! - косо поглядывая на Сашу, припадает к Машиным ногам Иван.
-У меня ничего с Прасковьей не было, - бросая взгляд на Ивана, учительским голосом изрекает Саша, оставаясь в углу парилки.

-Ты мне больше не этот... ну, не бойфре-е-енд! - отталкивая от своих ног Ивана, говорит Маша.

-Дуры! - произносит Саша и выбегает из бани прочь.
-Куда ты Сашенька?! - кидается ему вслед Лена. Я тебе верю, - слышится её голос в предбаннике.

На банной лавке плачущая Маша, у её ног Иван, трогательно снимающий с девичьих ступней прилипшие берёзовые листья. Маша порывается встать. Иван обхватывает её ноги так, что встать ей никак не получается.

-Отпусти меня Ванечка, не будет у нас с тобой больше любви, - вытирая слёзы, говорит Маша.

-Машуха, у нас ничего не было с Прасковьей, нет никакой немецкой Катрины и никуда я не хотел уезжать насовсем, - всё сильнее заключая в объятия её мокрые ноги, шепчет Иван. Мы хотели с Сашкой денег заработать. Чтобы свадьбу сыграть, коров купить, да и нашей баньке давно дымоход сладить надо. Не осталось уже староверов то в нашей деревне. Зачем же нам теперь баня без дымохода.

Маша вновь порывается встать.

-Прасковья пусть этой баней командует! - отбрасывая Ивана в сторону, словно получившая дополнительные силы из неоткуда, произносит Маша.

Приоткрывается банная дверь. Высовывается голова молоденькой веснушчатой девушки с испуганным выражением лица.

-Проо-оо-стите меня, пожалуйста, - говорит она тоненьким голоском. Я вспомнила... Это был Гриша из Дубков! ;)

[*типа этюд]
Tags: [sketch], [vgik]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments