Дмитрий Новиков (dales_man) wrote,
Дмитрий Новиков
dales_man

Город белых домов



Они выполняли свою работу. Простую, а может быть, даже очень привычную работу. Держать нас в дружеских объятиях и под бдительным присмотром всевидящего ока Мухаммеда VI (портреты кистью и фоторепродукции с ликом его Величества разве что в овощных лавках не висят). А то, знаете ли, страна-то хоть и либеральная, с европейскими, так сказать, мотивами, но всё же мусульманская, мало ли что: на некоторых из нас нательные православные крестики, по-арабски не говорим, лица белые, волосы русые. А у них, вот, теракты в последнее время случаются, бедность беспросветная (король с ней из всех своих королевских сил борется), десятки попрошаек всех полов и возрастов к иноземцам приклеиваются, то денег просят (и одной монетки им мало, недовольные остаются, даже в сердцах ругаются), то стоят и ждут, когда ты недоешь (чтобы доесть недоеденное), то настойчиво предлагают приобрести наручные часики непонятного происхождения. Тоже, в случае отказа, конечно, обижаются. И каждый раз - дилемма. Вроде жалко их очень, надо бы помочь. И без штанов уезжать не хотелось.

Сопровождающие "они" - это высокопоставленные подданные его Величества, сотрудники, скажем так, культурных и иных органов. Посадили они нас списочно в турбокондиционированный спецавтобус и повезли по Касабланке. С подробными рассказами по салонной звукотрансляции, чем же прекрасен их североафриканский город Белых домов. Ещё там, кажется, предусматривались какие-то встречи с префектами, побывки в госучреждениях, официальный обед и посещения обязательных достопримечательностей.

Уже на первых минутах такого "посмотрите направо и посмотрите налево", у М.О. и у меня (да, простят нас марокканские сопровождающие) возник план побега. Мы не хотели видеть город их глазами. Каждый из нас хотел познать свою Касабланку. И желание собственными ногами неспешно бродить, проникаться простым людом, улочками, древними строениями, говорить с касабланцами за жизнь, фотографировать и попивать (вприкуску с холодной водичкой) восточный кофе в маленьких уличных народных кафешках, было значительно сильнее ощущений, получаемых от громкого хорошо поставленного голоса гида, мелькающих картинок за окном и комфортабельных автобусных кресел, принудительно прикреплённых к нам любезным Министерством марокканской культуры.

Они не возражали. После просмотра одного из очередных горобъектов мы (как можно деликатно, конечно) попросили нас отпустить. Чуть позже выяснилось, что лёгкость получения для нас марокканской вольной сопровождалась негласным прикреплением тайных сопровождающих. Надо сказать, что Г. первым обнаружил слежку. Хотя, королевская охранка особенно не маскировалась. Эх, ну кто отправляет на такое дело группу королевских товарищей, на одном из которых надета ярко-красная футболка. Это же заведомый провал.

Почему город "Белых домов"? Всё просто. В переводе с испанского Касабланка - это белые дома. А португальцам (как и французам) тоже когда-то приходилось колониально владеть этим кусочком африканской земли. Город, действительно, белый. Все дома, кроме главной мечети Марокко (она желтая), белее белого. Так спасительнее от жары. Солнце меньше притягивается.

Сама же мечеть, носящая имя короля Хасана II (в Марокко именами ушедших в мир иной королей наделяют всё мало-мальски масштабное и общественно важное), своим фундаментом восседает прямиком у океанских волн и является гигантским всемарокканским центром духовной жизни. Ну, там молитвы постоянно случаются. Ещё марокканцы (в свободное, естественно, от сбора мандаринов и других цитрусовых время) семьями возле храма бродят, отдаются размышлениям, отдыхают и в океанную даль поглядывают. После главенствующей мечети в Мекке, мечеть в Касабланке - самая большая во всём мусульманском и немусульманском мире. Касабланцы ею гордятся. Всем заморским гостям добросердечно показывают.

Сам не знаю, как так стряслось (просто я, видимо, до такой большущей степени увлёкся фотоэтюдами), что на глазах всего честного марокканского народа моё присутствие напрочь разворошило голубятню на главной городской площади Мухаммеда V. Мне казалось, я незаметно подкрадывался. Шаг за шагом. Снимая портрет за портретом. Лица марокканцев, надо сказать, с характерами. А тут ещё у главного фонтана города, в окружении тысяч голубей, которые степенно ступают своими лапками по площади. Кто-то из взрослых касабланцев подкидывает птичкам хлебушек, кто-то ничего им не подкидывает, грустит, или покрикивает на шныряющих всюду детей, или разговоры с друзьями разговаривает. Одним словом, вмиг как-то всё это взлетело, крыльями замахало, я аж немного напугался. Но всё обошлось.

Свидетельствую. Те знаменитые слова борцов за свободу, где "слышите ли вы вопли жестоких солдат, готовых убить ваших подруг" - лично я в Касабланке не слышал. Хотя до сих пор, по старой, видимо, доброй памяти, язык общения в Королевстве Марокко с лицами неарабского происхождения - французский. Язык бывших колонистов. Эх, но так хватающую за душу любого европейца "La Marseillaise", признаюсь, ни в местных кафе-клубах (как это случилось в одном из эпизодов киношедевра "Касабланка"), ни в каких-либо других общественных местах уже лет пятьдесят никто не исполняет. И вообще, я думаю, что это всё голливудские драматургические приёмы режиссера Майкла Кертиса. Это он так патриотизм нагнетал. Чтобы весь мир обрыдался. Марокканцы, конечно, должны быть ему признательны. Его кинокартина (1942 года выпуска) превратила этот населённый пункт в вечную кинолегенду. Сочинив прекрасную любовную историю и разместив её в этом жарком океанском городе, он, конечно же, влюбил весь мир в Касабланку.

А я не влюбился в Касабланку. Я пришёл к выводу, что это обычный арабский город. Я влюбился в океан. Этот величайших размеров водоём с удовольствием продемонстрировал нам, как он умеет лунно приливать. За те неполные дневные пару-тройку часов, пока мы катались по его многометровым волнам, выбегая на берег лишь немного погреться на солнцепёке, он поглощал побережье метр за метром. Наступал на нас всё ближе и ближе. Его волны, разбивающиеся вдребезги о прибрежные валуны, закручивая великие воронки и отливаясь на солнце свинцовым переливом, поражали своей гигантской океанской силой.
Tags: [reporter], [trip]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments