Дмитрий Новиков (dales_man) wrote,
Дмитрий Новиков
dales_man

Что случилось в Удмуртии

Утром пил кофе с крендельком в буфете гостиницы "Центральная" славного города Ижевска. Думал о скором возвращении в Москву (командировке конец, самолёт через четыре часа), глядел по сторонам (официантки медленно подметали столы метелками для очистки автомобилей от снега) и листал свежий номер "Независимой газеты" (интернет-версию в мобильном телефоне).

Знаете, порой всё так замечательно в жизни складывается. Солнце во все окна светит, постояльцы за столиками воркуют, лёгкая ненавязчивая музыка из буфетных колонок, добрые такие выспанные лица иностранных гостей (у дам отглаженные блузочки, у их молодых людей светленькие рубашечки), запах хорошего кофе, сладкий дух свежеиспечённых крендельков, одним словом: идиллия. Читаю, значит, эту замечательную газету. Вернее, вчитываюсь в финальные строки одной статьи и чувствую: кренделёк-то поперек горла застревает.

Прекрасная коллега из кремлёвского журналистского пула, с ней, честно признаюсь, во время самых невероятных командировок, мы, можно сказать: "душа в душу", "бок о бок" (короче, всегда помогаем друг другу) свою заметку про визит ВВП в Удмуртию завершает словами: "...журналистам на свиноферме пришлось работать в тяжелых боевых условиях. Так, корреспондент НТВ записывал сюжет прямо в клетке у свиньи. В самый решающий момент свинья справила малую нужду ему на ботинки."

Эх, очаровательная Наташенька. Воспользовалась, значит, газетной площадью и дистанционно пошутила. Я ещё придумаю и нанесу тебе симметричный журналистский ответ. Конечно, происходящее всех насмешило. Я сам едва держался, чтобы не засмеяться. Но, увы, Наташа не совсем точна. С удовольствием рассказываю, как это было на самом деле.

Удмуртия. 1100 км. от Москвы. Образцово-показательный свинокомплекс. ВВП задерживается. Все ждут. И люди и экспонаты. Журналисты нервничают. Четвёртый час дня: ни строчки не написано, ни одного репортажного кадра не снято. Время смертельно уходит, а события нет. Палящее солнце и, конечно, запах. Ну, вы знаете, запахи на таких стратегических предприятиях особенные.

Ну, думаю, пока ждём надо что-то делать. Хотя бы стенд-ап запишем, чтобы потом, когда время совсем начнёт поджимать, об этом не думать. Стенд-ап, это когда корреспондент в кадре какие-то слова говорит, надо отметить, обязательная часть любого хорошего репортажа. Мол, эффект присутствия репортёра. Чтобы зритель проникся событием более полно, поверил, что репортёр, действительно, там был и всё своими глазами видел. Конечно, к записи любых стенд-апов надо подходить с огоньком, чтобы и зрителям понравилось и на других телеканалах добрую зависть взрастить. Иначе никак нельзя. Конкуренция.

Гляжу: в построенных для показа уличных клетках от жары изнемогают гигантских размеров свиноматки и хряки. Прекрасно. Находим самого спокойного хряка. Текст я к тому времени уже придумал. Оставалось решить - как это снимать.

-Давай нас вдвоём в кадре поместим! - говорю я своему оператору.
-Не вопрос, - заговорщицки отвечает оператор.
-Но чтобы он был на переднем плане, - доношу свою идею коллеге.
-Тогда становись за него, - предлагает оператор.
-Что это вы придумали? - настороженно спрашивает сотрудник Органов.
-Нам надо снять свинью и корреспондента, - улыбчиво отвечает оператор.
-У вас мало времени, скоро всё начнётся, - пытается удержать нас сотрудник Органов.

Коллега уже вовсю примеряется, но мешают прутья клетки. Сотрудник Органов убавляет звук рации где-то глубоко в кармане своего чёрного пиджака. Мы осторожно открываем дверцу вольера, чтобы избавиться от решётки и просунуть туда объектив камеры. Хряк просыпается. Со всей силы хрюкает. Или покашливает. Уж не знаю, что это было. Представительница свинокомплекса начинает волноваться. Хряк большой - 176 см. в длину и 319 кг. весом. Может дать дёру.

-Мальчики, осторожнее, - предостерегает нас от совершения непоправимого пожилая сотрудница свинокомплекса.
-Он может убежать, - нагнетает атмосферу строгий человек из Органов.
-Я не хотела бы перед появлением президента гоняться за этим хряком по всей ферме, - переживает работница удмуртской свинофермы.
-Мы осторожно, - как доктор Курпатов, продолжаю успокаивать я.

Нас всё больше начинают окружать ответственные фермерские лица. Подходят газетчики и фотографы. Хряк тяжело поднимается. Идёт ко мне. Я молчу. Хряк утыкается своим шнобелем (размером с суповую тарелку) мне в колено. Я молчу. Хряк стряхивает с себя опилки. Оператор машет рукой. Типа: "давай, родненький". Я начинаю произносить какие-то слова, приветливо смотрю в камеру. На мне стерильный синий халат. Чувствую, он как-то странно стал кособочиться, ткань меня тянет вниз. Хряк пожирает мою одежду. Я оговариваюсь. Тереблю его за уши. Он отвечает широкой улыбкой. Помню о времени. Сообщают, что Борт Номер Один уже приземлился. Кортеж двигается на свиноферму. Хряк отходит в сторону попить водички. Вновь начинаем. Краем глаза чую, он возвращается. Ну, думаю, тебе меня не сбить с текста. Хряк как Т-34 разворачивается в стойле. Я произношу текст. Хряк опять идет ко мне. Я приветливо продолжаю. Хряк останавливается и начинает справлять малую нужду. Ну, думаю, всё. Сейчас вымокну. Хряк продолжает изливать жидкость. Я же с текстом не останавливаюсь, но на слух определяю: поток увеличивается. Свои заключительные слова на камеру произношу с большим внутренним облегчением. Смотрю вниз. Хряку тоже полегчало.

Поправляю свою любимую коллегу Наташеньку. Ты издалека не всё детали разглядела. Ну, не были мои туфли мокрыми. Струя этого чуда селекционно-генной инженерии била в безопасную сторону и аккуратно стекала в щель деревянного настила. Вышел я из этой истории сухим.
Tags: [reporter]
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →