Дмитрий Новиков (dales_man) wrote,
Дмитрий Новиков
dales_man

Крёстное отцовство

Никакой помпезности, аршинной церковной утвари в позолоте и большого количества прихожан. Это случилось сегодняшним тёплым солнечным днём 21-го мая 2006 года в небольшом, почти домашнем для Москвы православном Храме Георгия Победоносца.

С утра вокруг Михаила Второго предтаинственные хлопоты: нарядно одевают (синенькая шерстяная кофта), пытаются что-то причесывать (эй, вы чего, волосы ещё не отросли, причёсывать нечего), долго везут (аж вновь поспасть успел), куда-то несут (огого, какой город большой), осторожно передают из рук в руки (потому что пока хрупкий) и машут перед лицом каким-то игрушечным трактором с клаксоном (как будто не знают, он ещё с погремушками не покончил). Ещё мама Инна, тётя Яна и бабушка Диана берут то за ручку, то за ножку, целуют, заглядывают в глаза и приговаривают: "ой ты мой хороший". Поцелуями эти женщины, естественно, не ограничиваются. Каждая норовит пощупать спецпакетик. У них, кажется, это называется "проверить малыша на предмет сухости памперса". От проверок и поцелуев Мишке было весело.

В Храме пахло свечами и ладаном. В помещении для таинств крещения, что на втором этаже, была ещё более камерная обстановка, чем этажом ниже. Перед алтарём стояла купель. Как поднялись, я огляделся: мол, всё ли на месте? Помню подумал: а где же вода? Готовящийся принять обряд крещения Мишка, которого мне всё ещё не доверили взять на руки, тоже тщательно осматривался. Не знаю, о чём он думал, но новую для него обстановку мой крестник изучал со всей младенческой любознательностью. Служка принёс ведро воды, наполнил купель, проверил температуру. Читали по его лицу: вода что надо. С появлением батюшки начали.

Казалось, всё шло без сучка и задоринки. Горели свечи, батюшка распевно читал молитвы, мы крестились, а Мишка продолжал изучать обстановку. Потом он заорал. Неожиданно так, на полную мощность. "Врубил сирену", - как говорит его замечательная мама. Это был крик протеста. Мишка глядел на соседского младенца Ваню и орал. Не знаю, какое будущее он в нём разглядел, но женская часть присутствующих остановить такой пронзительный вопль (попей водички, Боже, а где водичка, возьми сосочку, Боже, где сумочка с соской) не могла долгих минут пять.

Успокаивался он уже на моих руках. Но как успокоился и продолжил спокойное созерцание, с ужасом в голосе заорал уже соседский младенец. Видимо, с небольшой задержкой до него дошли Мишкины мыслеформы. Так сказать, обменялись мыслями посредством ора. Крик соседа пробудил третьего младенца. Они вступили в такой разговор, что у их мам, бабушек и тёть сползли накинутые на головы платочки. Спокойствие сохраняла лишь мужская часть присутствующих взрослых. Батюшка в происходящее не вмешивался. Смиренно читал молитвы и по-доброму поглядывал в сторону младенцев. Мол, ещё вода впереди. Он, видимо, знал, что купель примирит всех.

Конечно, Мишка всё понял. Он уже взрослый парень: за плечами 136 дней настоящей российской земной жизни.

Дорогой мой крестник Михаил. Ты молодец.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author